ВАЖНЫЕ НОВОСТИ
Вызовы цифровизации энергетики: Росатом выступает за выработку цифровой этики

В ее преддверии директор по цифровизации Госкорпорации «Росатом» Екатерина Солнцева, выступая на глобальной сессии «Рост машин и цифровой потребитель» WEW-2021 (Всемирной энергетической недели), назвала четыре основных вызова, которые стоят перед цифровизацией энергетики. В их числе указаны гармонизация использования различных источников энергии, выработка новых бизнес-моделей для изменений в стр...

Ветропарки Росатома выработали 1 млн мегаватт-часов «зеленой» энергии

В Ставропольском крае открыта третья ветроэлектростация – Бондаревская ВЭС установленной мощностью 120 МВт. На сегодняшний день на юге России действуют уже пять ветроэнергетических станций Росатома, общая установленная мощность которых составляет 660 МВт. Строительство еще одного ветропарка – Медвеженской ВЭС в Ставропольском крае мощностью 60 МВт будет завершено до конца этого года. Ф...

Ростех завершил испытания второго газогенератора российского двигателя для «Суперджета»

Объединенная двигателестроительная корпорация Ростеха успешно завершила испытания второго опытного газогенератора – «сердца» двигателя ПД-8, предназначенного для самолета SSJ-NEW. В рамках испытаний была подтверждена корректная работа узлов, требуемые параметры температуры и давления, соответствие экологическим нормам. Следующим этапом проекта станут стендовые испытания первого опытного обра...

Власть и бизнес обсудят актуальные вопросы промышленности на XVI Национальном конгрессе «Модернизация промышленности России: приоритеты развития»

5 и 6 октября 2021 года в Центре цифрового лидерства состоится XVI Национальный конгресс «Модернизация промышленности России: приоритеты развития». Национальный конгресс входит в перечень основных мероприятий Года науки и технологий, утвержденных Правительством Российской Федерации. Ключевая тема мероприятия в 2021 году – «Комплексная модернизация отраслей промышленности». В программе Нац...

В Якутске к 2025 году построят Парк будущих поколений стоимостью 1,5 млрд рублей за счет инвестора

В Якутске до 2025 года появится Парк будущих поколений для создания городской экосистемы полезного досуга, творческого, интеллектуального, духовного и физического развития детей и молодежи. Комплекс будет построен на территории 2,4 га. Планируемый объем вложений в проект составит около 1,5 млрд рублей. Соответствующее соглашение подписали инвестиционно-строительная фирма «Дирекция по строительс...

На Байконуре идет активная подготовка нескольких транспортных кораблей

В монтажно-испытательном корпусе площадки № 254 космодрома Байконур начался заключительный этап испытаний транспортного грузового корабля «Прогресс МС-18», который оставался в режиме хранения на техническом комплексе с августа 2020 года. Он стал третьим космическим кораблем разработки и производства Ракетно-космической корпорации «Энергия», проходящим предстартовую подготовку вместе с пилотируемым...

8 Января 2010

Обзор рынка угля

Обзор рынка угля

В наcтoящее время угледoбыча наряду c металлургией и cтрoительcтвoм являетcя oднoй из cамых пocтрадавших oт экoнoмичеcкoгo кризиcа oтраcлей. О причинах даннoгo cпада, нынешнем пoлoжении прoизвoдителей угля и их перcпективах раccказывает аналитик Уралcиб Кэпитал Никoлай СОСНОВСКИЙ.

Цены на уголь

За период c 2000-го по нынешний год цены на кокcующийcя уголь (в cреднем по вcем маркам) выросли с 23 до 55 долл. за 1 т, т.е. в два раза. При этом следует учитывать, что за последний год они значительно скорректировались. В прошлом году стоимость 1 т коксующегося угля находилась на пике до 220-240 долл. и даже выше, средняя цена в 2008 г. была 170 долл. за 1 т. Причина повышения цен заключается в общем росте промышленного производства в России. Кроме того, появился в довольно значительных объемах и стал активно развиваться экспорт угля. В последние годы, безусловно, фактором роста стал Китай. Страна превратилась из экспортера угля в нетто-импортера, и мы знаем, как значительно выросло там производство стали – в прошлом году были произведены 500 млн т, в этом году, несмотря на депрессивную ситуацию в глобальной экономике, прогнозируются 540 млн т, для сравнения, в России – спад производства стали – 20%, на Украине – 35-40%, в Европе, США и Японии также прогнозируется спад на 40-60%. Рост потребления угля Китаем вызывает во всем мире серьезный подъем цен на то сырье, которое поставляется в эту страну. А это, в свою очередь, задает тон для других стран.

В конце 2008 г. цены откатились на уровень в 50-55 долл. и достаточно стабильно на нем держались и в I и во II квартале нынешнего года. Можно сказать с уверенностью, что в III квартале цены не изменятся, в IV, скорее всего, тоже; по крайней мере, ни металлурги, ни угольщики не ожидают каких-то изменений. Одна из причин резкого снижения цен заключается в том, что металлурги в силу технологических особенностей всегда заранее закупаются на зиму углем. Прошлой осенью они приобрели угля более чем достаточно, рассчитывая на увеличение объемов производства. Произошло все наоборот, объемы снизились в два раза, и соответственно, у металлургов оказалось в два раза больше угля, чем нужно. Поэтому в ноябре, декабре и январе закупки угля на рынке были мизерные, и цены резко пошли вниз. Заметим, очень важно и то, что цены на сталь снизились в два раза, и уголь по докризисным ценам для металлургов стал неоправданно дорог.

Что касается экспорта угля, то Россия в этом плане имеет то отличие от прочих стран экспортеров, что до ближайшего моря от Кузбасса (основного угольного бассейна) расстояние около 5 тыс. км, в то время как, допустим, австралийский, африканский или индонезийский уголь находится, можно сказать, на берегу. Соответственно, если российский уголь является одним из самых дешевых по себестоимости добычи, то из-за транспортных расходов (а они сопоставимы со стоимостью самой добычи) в порту отправления при экспорте он уже далеко не самый дешевый. Поэтому Россия может выгодно экспортировать свой уголь только в периоды достаточно высоких мировых цен. До кризиса цены были высокие, и производители значительное количество угля отправляли на экспорт, поэтому даже отдельные марки угля были в дефиците на внутреннем рынке. Сейчас экспорт сократился, особенно это касается экспорта на Украину – там металлургия находится в очень тяжелой ситуации. Интересным рынком продолжает оставаться Китай, о котором уже упоминалось. Отметим, что среди российских производителей в настоящее время активно развивает экспорт угля угольный дивизион Мечела. Компания выходит именно на азиатские рынки – в Китай, Корею, на Тайвань, в Японию.

Перейдем к энергетическому углю. В 2000 г. российские марки энергетического угля стоили 7-8 долл. за 1 т. В 2008-м средняя цена была – 43 долл., пиковая – в августе – 59-60 долл. В нынешнем году цена снизилась до 16-20 долл. Для сравнения – в Европе цены упали со 160-170 до 60-65 долл. за 1 т. Возможно, цены будут расти, т.к. мы видим, что дорожает нефть, и можно в определенной мере проводить параллель между топочным мазутом и углем. Во всяком случае, производители энергетического угля выглядят более защищенными в нынешних условиях. Если потребление коксующегося угля в России за прошедший год снизилось на 25% (прямая связь с металлургией), то снижение по энергетическому углю составило 8-10%. Кроме того, либерализация энергорынка в России, а также цен на газ в итоге должны подтолкнуть внутренние цены на уголь, т.к. основным сдерживающим фактором сейчас является, по сути, искусственно ограниченная сверху маржа угольных генераций.

В целом до конца 2009 г. мы не ожидаем каких-то серьезных улучшений или ухудшений на рынке. Если цены на уголь идут вверх, то, соответственно, вводятся бывшие убыточными мощности и увеличиваются объемы производства. А это сдерживает дальнейший рост цен. То же справедливо и для стали, которая также очень много определяет в стоимости коксующегося угля. Можно лишь сказать с определенной долей уверенности, что таких падений, какие наблюдались в конце прошлого и начале нынешнего года, мы больше не увидим.

Консолидация с металлургами и модернизация

Среди значимых для отрасли событий последних лет следует отметить консолидацию угледобытчиков, специализирующихся на коксующемся угле, с отдельными металлургическими концернами: Евразхолдингом, Северсталью, Мечелом. Во время пика цен на сырье металлурги, владеющие собственными сырьевыми ресурсами, демонстрировали высокую рентабельность. Сейчас, конечно, ситуация поменялась, угледобыча стала тяжелым балластом для сталелитейщиков, и наиболее привлекательно выглядят Магнитогорский и Новолипецкий комбинаты, у которых нет своих угледобывающих активов. Но тем не менее, в долгосрочной перспективе консолидация вполне оправдана и приведет к большей прибыльности в среднем за сырьевой цикл.

Производители угля также выигрывают от консолидации. Нужно учитывать, что в прошлом многие из них были неэффективны в плане менеджмента, не имели доступа к большим деньгам, необходимым для модернизации, в то время как металлурги имеют стабильную экспортную выручку в валюте (что особенно было важно в 1990-е и начале 2000-х гг.), и у них есть возможность вкладывать крупные деньги в модернизацию. Кроме того, консолидировавшись со сталелитейными компаниями, угледобытчики получили гарантированный и стабильный сбыт для своего угля.

Капитальные вложения в угледобычу уже дают результат. Впервые со времен СССР были запущены и готовы к запуску в этом и следующем годах первые крупные шахты. Если говорить о модернизации отрасли, то она направлена, в первую очередь, на повышение безопасности и эффективности, т.е. прибыльности. Многое также еще нужно сделать в плане улучшения логистики – оборудовать соответствующим образом перевалочные пункты, порты и пр.

Компании

Бизнес-структура компании Белон выглядит таким образом, что у нее больше мощностей по обогащению угля, чем по добыче. В прошлые годы Белон закупал на рынке сырой уголь и обогащал его в дополнение к своему добытому, соответственно, компания продавала больше концентрата. Сейчас на угольную отрасль влияет тот характерный для нее негативный фактор, что фиксированные затраты на предприятиях традиционно высоки. То есть если, допустим, у металлургов падает объем производства, то, соответственно, сокращаются и затраты: на уголь, руду, огнеупоры, электроэнергию и т.д. Угольщики даже при падении объемов вынуждены содержать персонал, выполнять горнопроходческие работы, поддерживать шахту и т.д. Все это повышает себестоимость угля на 1 т добычи при падении объемов. И в этом смысле Белон выглядит выигрышно. Компания сократила продажу конечного концентрата, но, чтобы не останавливать свои шахты, перестала покупать на рынке уголь для обогащения, это позволило ей сохранить на приемлемом уровне себестоимость производства, что поддерживает операционную прибыльность. Проблемным не выглядит и производство энергетического угля, который пользуется стабильным спросом в Европе и Азии. Негативом является ситуация с долгом. Высокие процентные платежи, скорее всего, сделают Белон убыточным в этом году.

У Распадской после значительного спада производства в IV квартале 2008 г. (когда компания полностью потеряла экспорт и испытала падение на российском рынке) ситуация выправляется. Объемы начали восстанавливаться. Спрос на российском рынке восстановился до уровня 70-75%, более того, компания начала экспортные продажи – до конца года 300 тыс. т будут проданы в Китай. В результате по итогам года Распадская может выйти в минимальную прибыль, т.к. платежи по относительно небольшим долгосрочным заимствованиям не столь велики.

Кузбассразрезуголь практически прекратил выпускать коксующийся уголь, впрочем, эти объемы были не столь велики. В целом на нынешний год запланировано выпустить 46 млн т против 50 млн в прошлом. И поддержку здесь оказывает значительная доля энергетического угля как наиболее защищенного в кризисных условиях. У компании в прошлом были достаточно амбициозные планы – довести производство угля до 60 млн т, компания активно кредитовалась, и сейчас у нее значительная долговая нагрузка – около 1 млрд долл. Поэтому операционно компания может закончить год «в плюсе», но процентные платежи обернутся для нее в итоге убытком.

Горнодобывающий сегмент компании Мечел находится в сложной ситуации. Падение производства коксующегося угля в первом полугодии составило 70% – больше, чем в среднем по отрасли. В свое время из-за спора по ценам Мечел отказался продавать уголь НЛМК И ММК, и сейчас эта ниша занята другими более мелкими компаниями. Даже если к сентябрю компания выйдет на уровень загрузку в 70-75%, то для достижения хороших результатов по году этого будет недостаточно. Собственно, именно эти соображения и побудили Мечел встать на новый путь развития и более активно заняться экспортом. В частности, якутские активы Якутуголь (уже ведущий добычу) и Эльгауголь (который будет запущен через несколько лет) нацелены преимущественно как раз на экспорт.

Воркутауголь (дочернее предприятие Северстали) отличается высокой себестоимостью угольного концентрата, доходящей в настоящее время, по нашим оценкам, до 80 долл. за 1 т, тогда как на рынке можно купить 1 т концентрата за 50 долл. Причина в тяжелых условиях добычи и больших фиксированных издержках. Но предприятие нельзя закрыть полностью, т.к. оно социально значимо. Кроме того, на Череповецком металлургическом комбинате домны настроены именно на воркутинский уголь, и быстро их поменять нельзя. Поэтому Северсталь поддерживает добычу на Воркутауголь, чтобы хотя бы за счет относительно высоких объемов хоть как-то снизить себестоимость угля. Чтобы покрывать все расходы, которые компания несет на добыче, Северстали приходится покупать 1 т концентрата примерно за 2 500 руб., тогда как рыночная цена ее – 1 600-1 700 руб.

Фондовый рынок и прогнозы

По сравнению с уровнями годовой давности акции угольных компаний снизились в среднем в четыре раза. Акции Распадской упали с 10,3 (на пике) до 2,5 долл., справедливости ради заметим, что в начале 2009 г. они стоили 85 центов. Бумаги Белона подешевели с 230 до 0,43 долл (или 43 долл. – было проведено дробление 1/100). Кузбассразрезуголь продемонстрировал снижение с 90 до 18 центов.

Таким образом, акции угледобытчиков стали одними из самых пострадавших на рынке. Здесь нужно учитывать, что инвесторы в первую очередь оценивают не сам бизнес, а те денежные потоки, которые он генерирует, стабильность, рост. Что же касается угольщиков, то в силу понятных причин они находятся в самом начале цепочки создания стоимости продукта. И как показывает практика – это самое уязвимое положение. При возникновении проблем в экономике, до угольщиков деньги доходят лишь в самую последнюю очередь. Соответственно, из-за этого и доход их не выглядит самым надежным.

В начале нынешнего года складывалось ощущение, что отдельные компании могут не выжить во время кризиса. И акции реагировали на это очень сильно.

По нашим прогнозам, до конца года цены акций не будут значительно меняться, т.к. сектор оценен более или менее справедливо на текущих уровнях. Больших поводов для роста котировок сейчас нет, но и ситуация не выглядит так мрачно, как в декабре-январе.

Конечно, если учесть отдаленные перспективы, то, возможно, компании должны стоить гораздо дороже. Здесь надо понимать, что очень многое зависит от общего состояния рынка, цен на нефть, курса рубля, поддержки правительства, спроса со стороны конечных потребителей и т.д.

Во всяком случае, если мы в перспективе увидим признаки выздоровления экономической ситуации, то угольные компании будут одними из тех, кто, на наш взгляд, поднимется в цене наиболее значительно.

Кол-во просмотров: 10671
На правах рекламы