ВАЖНЫЕ НОВОСТИ
Немецкий бизнес инвестировал в Москву 7,8 млрд долларов

"Сегодня Германия остается одним из крупнейших иностранных инвесторов Москвы: по данным Центробанка на 1 апреля 2021 года накопленные прямые инвестиции Федеративной Республики в Москве достигли 7,8 миллиарда долларов США. За год их объем увеличился примерно на 0,4 миллиарда долларов. Растет и товарооборот между Москвой и Германией: в январе–августе 2021 года он составил 19,9 миллиарда доллар...

Египту представили российские IТ-решения

Российские ИКТ-компании приняли участие в бизнес-миссии в Арабскую Республику Египет для представления отечественных высокотехнологичных решений в области производства телеком-оборудования, кибербезопасности, стриминговых сервисов. Делегацию возглавил замглавы Минцифры России Максим Паршин. В состав делегации вошел генеральный директор компании «РусХайтекЭкспорт» Константин Носков, экс-министр циф...

Атомный ледокол «Сибирь» проекта 22220 вышел на ходовые испытания

Первый серийный атомный ледокол проекта 22220 «Сибирь» покинул достроечную набережную Балтийского завода (входит в состав ОСК) и взял курс на Финский залив, где приступит к выполнению программы заводских ходовых испытаний. Ближайшие три недели сдаточная команда Балтийского завода совместно с представителями контрагентских организаций будет проверять работу механизмов и оборудования ледокола. Сп...

Товарооборот между Дальним Востоком России и ОАЭ в 2021 году вырос в 2 раза

X юбилейное заседание Межправительственной Российско-Эмиратской комиссии по торговому, экономическому и техническому сотрудничеству состоялось в Дубае. Сопредседателями выступили министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров и министр экономики ОАЭ Абдалла Бен Тук Аль-Марри. В рамках заседания динамику экономических отношений Объединенных Арабских Эмиратов и Дальнего Востока России предст...

Изменился график проведения выставки «Металл-Экспо»

Указом Мэра Москвы от 21 октября 2021 г. в Москве установлены нерабочие дни с 28 октября по 7 ноября 2021 г. включительно. В частности, приостановлен доступ посетителей и работников в здания и на территории, в которых осуществляется оказание услуг по непосредственному проведению выставочных мероприятий. С 21 по 28 октября дирекцией и оргкомитетом выставки «Металл-Экспо» проводилась активная раб...

За год в Арктике стартовали более двухсот новых проектов на сотни миллиардов рублей

Год назад, 26 октября 2020 года, Президент России Владимир Путин утвердил своим указом Стратегию развития Арктической зоны Российской Федерации. По данным Корпорации развития Дальнего Востока и Арктики, за это время количество резидентов созданных в Арктике уникальных преференциальных режимов – территории опережающего развития «Столица Арктики» и АЗРФ - возросло до 250 компаний. Объем новых ...

12 Апреля 2010

Быть или не быть России великой - есть ли у нас государственная промышленная политика

Быть или не быть России великой - есть ли у нас государственная промышленная политика


На этапе эвoлюции эпoхи пocтиндуcтриальнoй цивилизации пo мере интегрирoваннocти и уcлoжнения oбщеcтвенных oтнoшений пoтребнocти хoзяйcтвеннoй практики актуализирoвали неoбхoдимocть выявления cущнocти и роли гоcударcтва в регулировании экономики. Стихийное развитие человечеcтва, c cопутcтвующим ему непомерным потреблением не возобновляемых природных реcурcов и поcтоянно нараcтающим уровнем загрязнения окружающей среды, практически себя исчерпало1.

Реальной альтернативой ему стало управляемое развитие на основе объективных законов природы и общества, связанное с появлением новой личности, ориентированной на других, высшей ценностью для которой стало самовыражение, в противоположность прежнего всемерного стремления к обладанию (обогащению).

Цивилизованное мировое сообщество пришло к пониманию, что главным источником развития экономики является человек, а не финансы или материально-вещественные факторы. В связи с этим, общепризнанной целью трансформации существующих за рубежом социально-экономических систем в настоящее время считается достижение приемлемого компромисса между экономической эффективностью и социальной справедливостью. Это означает социальный путь дальнейшего мирового развития.

Критерием его качества служит социальная справедливость, определяемая степенью отклонения от оптимальной зоны компромисса. Главный элемент реализации социального пути развития - гуманистическая ориентация, предполагающая постоянное усиление роли государства в регулировании всех форм производственно-хозяйственной и коммерческой деятельности2.

Без этого элемента попасть в уравновешенную, стабильную зону - достаточно сложный процесс. Основные причины заключаются в крайней нестабильности и структурной неравномерности существования мирового капиталистического сообщества, систем пространственного, ресурсно-технологического, социально-политического и природно-биологического состояния3. Из-за этого в передовых зарубежных странах весьма осторожно относятся к разного рода нерегулируемым, резким трансформациям, имеющим, как правило, ограниченную предсказуемость. Если некоторое время назад считалось, что рыночная система представляет собой совершенный механизм производства, распределения и потребления товаров, то сегодня передовая теория и практика свидетельствуют о том, что способности самоорганизации рынка далеко не безграничны.

Подтверждением этому стали постоянные экономические кризисы, один тяжелее другого, сотрясающие как отдельные страны и регионы, так и мировую экономику в целом. Поиск путей и методов устранения имеющихся недостатков в практике рыночных отношений и структурных коллизий в капиталистическом производстве в конечном итоге привёл противоборствующие стороны на Западе к единому мнению о необходимости полномасштабного государственного присутствия в экономике.

Ключевые компетенции такого присутствия чётко определены: оптимизация и рационализация функций производства общественных благ; воспроизводство потреблённых при этом ресурсов и создание благоприятных условия для ведения бизнеса; оптимальное размещение производительных сил общества по регионам страны; поиск наиболее выгодных областей применения всех имеющихся ресурсов в долгосрочной перспективе.

Необходимость государственного присутствия и регулирования рыночной экономики обусловлена и другим достаточно широким спектром причин, к числу которых можно отнести:
Резко усилившуюся международную конкуренцию - усиление конкуренции на мировых рынках побуждает развитые страны наращивать поддержку своим производителям и экспортёрам, доходящей до оказания прямой конкретной помощи. Это постоянная и целенаправленная поддержка отечественного бизнеса на национальном и зарубежном рынках.

Необходимость синхронизации темпов развития основных экономических процессов, так как асинхронность развития процессов производства, обращения, потребления и оборота финансов приводит к утрате целостности национальной экономики.

Необходимость комплексного подхода к решению общественно значимых проблем (социальная справедливость, образование, здравоохранение, санитарные нормы и безопасность труда, безработица, преступность, экология, демография).

Предотвращение участившихся чрезвычайных (кризисных) ситуаций в экономике, ликвидация последствий форсмажорных обстоятельств (стихийные бедствия, техногенные катастрофы, локальные конфликты, войны).

Соблюдение стратегических интересов государства и государственную безопасность и др.

В 2001 году Нобелевская премия по экономике была присуждена трём американским учёным-экономистам: Д. Стиглицу, Д. Акерлофу, М. Спенсу, выступающим за активное вмешательство государства в рыночные процессы. В своих работах они не ставят под сомнение сам принцип рыночных отношений, а выступают «за свободу без анархии». Цивилизованную упорядоченность рынку, по их мнению, призвано придать государство. Главная его функция в экономике, по Стиглицу, заключается в обеспечении устойчивых «правил игры». В противном случае нерегулируемые коллизии стихийного рынка ведут его к дестабилизации и кризису. Данные выводы и заключения соответствуют известным положениям Дж. М. Кейнса, согласно которым государство должно выполнять следующие важные функции в национальной экономике:
макроэкономической стабильности (контроль над уровнем развития производства, конкуренцией, темпами инфляции, динамикой безработицы и др.); эффективности (создание благоприятных условий для функционирования рыночного механизма); справедливости (при распределении и перераспределении национального богатства и получаемых обществом доходов)4.

Признавая порочность старой классической основы капитализма в условиях действия несовершенной конкуренции, Кейнс обосновал необходимость активного государственного вмешательства в экономику с целью обуздания действия «слепых сил» стихийного рынка5.

Последствия неконтролируемого влияния рыночных сил на структуру национальной экономики и «послушного» им поведения для страны нетрудно предвидеть - разрушение имеющегося инновационного потенциала, деиндустриализация и маргинализация, а в конечном итоге незавидная роль сырьевого придатка развитых государств. Именно такая угроза по воле недальновидных представителей высших властных структур, излишне увлёкшихся рыночными, по их мнению, реформами, нависла над Россией6. Для обозначения существующей в настоящее время в нашей стране проблемы, характерной для развивающихся государств и стран с переходной экономикой, за рубежом в деловой оборот введён термин: «преждевременная деиндустриализация» (premature de-industrialization)7.

Вполне очевидно, что статичная теория «сравнительных преимуществ», игнорирующая способности современных активизирующихся стран к накоплению физического и человеческого капитала, а также целенаправленное технологическое самообучение, давно устарела. В связи с этим ряд западных экономистов предложили новую теорию «динамических сравнительных преимуществ», в соответствии с которой страна может максимизировать своё благосостояние в долгосрочной перспективе путём государственной поддержки тех высокодоходных отраслей экономики, в которых она пока не обладает сравнительными преимуществами, но имеет достаточный потенциал для приобретения таких преимуществ за счёт целенаправленной политики технологического самообучения8.

Новые сравнительнью преимущества по стратегически важным направлениям национального развития могут создаваться и, как правило, создаются за рубежом с помощью разработки и реализации программ государственной промышленной политики. Промышленная политика стала особо актуальной в тот период, когда на смену парадигме самоорганизующегося рынка пришла парадигма рынка, подверженного управлению. Значительная часть этой парадигмы представлена современной промышленной политикой. Поэтому все передовые экономики являются смешанными: они отчасти подвластны стихии свободного рынка, а отчасти находятся под влиянием государственной промышленной политики, которая позволяет добиться желаемых результатов вопреки существующей расстановке и негативному влиянию стихийных рыночных сил. Рынки - это только инструмент, а не религиозная догма; это средство, а не цель.

Рынок можно использовать для решения многих важных проблем, но он не может сделать всего. Особенно опасно полагать, чтЬ рынок может заменить деловую этику или социально-экономическую политику, поскольку существует определённая дистанция между целями капиталистического рынка и подавляющего большинства людей9.

Кроме того, умаление роли государства в экономике неразрывно связано с отождествлением его с властным чиновничьим аппаратом. Однако власть является лишь одним из компонентов государства. К другим его атрибутам относятся: территория (вся природная среда в границах государства), население (государственно-организованный народ) и экономика (экономический потенциал включает в себя производительные силы и экономические отношения) как основа существования общества и государства.

Для устранения реальных и потенциальных угроз, серьезных жертв и провалов экономической и социальной политики в современной международной практике промышленно развитых стран модельная схема государственного регулирования построена на трех базовых принципах:
«Национальный режим» - означает приоритет отечественных законов и правил в регулировании отношений внутри страны, подразумевая, в частности, у принимающей стороны отсутствие особых привилегий для иностранных партнеров, ущемляющих в чемлибо собственных товаропроизводителей или потребителей.

«Международные стандарты» - действие этого принципа связано с тем, что сложившиеся исторически нормы допуска на мировые рынки и осуществление там самого процесса предпринимательской деятельности в «режиме наибольшего благоприятствования», возможны лишь при условии принятия и соблюдения специальных документов (международных стандартов, соглашений, договоров о партнерстве и сотрудничестве заключенных разными странами), появление которых направлено на обеспечение договаривающимся сторонам самой вьюокой степени защиты и наиболее либерального режима во взаимовыгодных партнерских отношениях.

«Рыночная функция» - определяется конкретными условиями существования и развития государства. Её реализация означает получение максимально возможной выгоды и наибольшей пользы для национальной экономики от проводимых внутригосударственных и международных контактов и сделок. При этом решение задач формирования и развития более совершенных форм рыночной экономики никогда не приводит к примитивизации государственных регулирующих функций, не ухудшает условия достижения новых содержательных целей, напротив, инструменты государственной экономической политики качественно усиливаются и применяются исключительно для достижения последних.

По сути, современный капиталистический рынок представляет собой некий конгломерат рыночных и нерыночных систем, тесно взаимодействующих между собой через многочисленные регулирующие государственные и негосударственные институты, коммерческие и некоммерческие структуры, модифицирующуюся идеологию, культуру и правосознание, соглашения международных организаций10. Если к этому добавить многочисленные рамки рынка, которые устанавливаются тысячами экологических, социальных, гуманитарных нормативов, общественное регулирование качества продукции, единые технические стандарты, концентрацию значительных объёмов (сопоставимых с масштабами торговли) продукции реального сектора во внутрикорпоративном обороте, регулируемом трансфертными ценами и т.п., то следует признать резко возросшую роль регулирования современной капиталистической экономики нерыночными методами11.

Без учёта вышеизложенного, осуществление в России принципа lais-sez faire, явившееся частью «шоковой терапии», себя не оправдало. Поэтому прежние ущербные действия следует заменить новой социально-экономической политикой, при которой государство берёт на себя основную роль в экономике, как это происходит в современных смешанных экономиках Японии, США, Швеции, Германии и др. Государство там должно играть центральную, координирующую роль в создании государственных и частных предприятий, организаций, учреждений, обеспечивающих функционирование рыночной экономики. За всю новейшую историю полная либерализации хозяйственных процессов, характеризуемая абсолютно свободной рыночной конкуренцией, нигде не возникала, в то время как вне зависимости от применяемых методов и степени либерализации, вмешательство государства в капиталистическую экономику всегда было естественно.

Исходя из вышеизложенного, можно утверждать, что государство и рынок не противоречат друг другу. Значит основным направлением дальнейших реформ в России должно стать создание качественной системы государственного регулирования, без которой тяжело формируемая рыночная экономика обречена на длительный системный кризис и самоуничтожение. Предназначение новой системы государственного регулирования в противовес бывшей административной состоит в том, чтобы способствовать выявлению преимуществ рыночного хозяйства и защищать его как от внешних, так и от внутренних угроз и разрушительных тенденций. Никто не поможет России кроме неё самой. Экономический рост в нашей стране не нужен ни Западу, ни Востоку, то есть никому, кроме постоянно здесь проживающего и, прежде всего, коренного населения.

Выход из нынешнего тупика один - создание эффективной системы государственного регулирования, соответствующей целям возрождения и динамичного развития мощной отечественной промышленности. Однако вопрос о целях, границах и возможностях государства в области регулирования российской экономики на официальном уровне и сегодня остаётся открытым. Концепции минимализма, централизма, дирижизма, трактующиежелательную и возможную степень участия государства в такой деятельности, в течение длительного времени активно обсуждаются и в научной литературе, и в деловой среде. Различные социально-экономические теории - марксизм, кейнсианство, монетаризм - используются в качестве базы для обоснования характера и степени государственного влияния в национальной экономике.

К сожалению, конструктивные позиции известных отечественных и зарубежных учёных ключевыми участниками проводимого в России социально-политического процесса, как правило, должным образом не воспринимаются. Для них, опирающихся на сомнительную идеологическую и политическую конъюнктуру, а не соображения экономической целесообразности и национальной безопасности, главный инструмент воздействия на экономику - варьирование денежной массы. Полностью абстрагируясь от теоретических и практических выводов ведущих учёных-экономистов12, тенденциозно проводя приватизацию и широкомасштабную либерализацию всех сфер экономики, применяя при этом жесткие рестрикционные методы монетарной политики, апологеты явно деструктивных реформ, провоцируют в стране многолетний системный кризис.

В результате России наносится огромный материальный, экологический, демографический и геополитический ущерб. В частности, в 1990-е гг. в результате «естественной» убыли Россия потеряла столько же населения, сколько проживает в семи городах-миллионниках - Нижнем Новгороде, Самаре, Волгограде, Екатеринбурге, Казани, Красноярске и Новосибирске. Более трети умерших - граждане трудоспособного возраста. Среди причин высокой смертности на первом месте стоят болезни (56,7%), на втором -убийства, самоубийства, отравления, транспортные аварии (14,3%)13. Но главные причины депопуляции - это резкое падение уровня благосостояния подавляющей массы населения страны, отсутствие чёткой демографической доктрины у власти и ежедневно навязываемые обществу репродуктивные установки «независимых» СМИ.

Враждебное отношение к государственному регулированию, которое в обобщённом виде выражается во враждебности ко всем проявлениям государственной политики, неразумно, и если оно порождает рыночную стратегию, которая намеренно противоречит букве и духу закона, то последствия, как правило, катастрофические. Государство перестаёт играть роль генерального инициатора комплексного, системного развития национальной экономики, которую оно активно исполняло ранее и принимает на себя роль общественной власти, направленной не вовне, как в прошлом, а вовнутрь. Дело в том, что с уменьшением роли государства в экономике увеличивается его политическое значение, усиливается роль вооруженных сил и государственных репрессивных органов, поскольку происходящие в стране процессы раздробляют общество на узкий круг привилегированных богачей и миллионы тех, кто существует ниже порога нормального уровня жизни.

При этом подавляется национальная структура производства, которая считается неэффективной по сравнению с международными эталонами, а квалифицированная рабочая сила и «рисковый» (венчурный) капитал направляются в центры мирового капитализма для «разумного» применения. Следовательно, роль государства в регулировании экономического и социального развития каждой страны представляется посвоему решающей, а тем более в условиях обострения национальных и глобальных проблем. Её усиление во многих странах мира есть естественная реакция той или иной нации на вмешательство транснациональных структур во внутринациональные процессы (политические, социально-экономические, гуманитарные, конфессиональные и т. д.), делающие понятие национального суверенитета условным и ограниченным.

Однако за этой естественной реакцией, формально сходной у многих стран, имеются национальные различия, которые связаны с существующими политико-экономическими отношениями, формами гражданско-правового сознания, саморефлексией по поводу роли государства в обществе. Государственное регулирование рыночных отношений, осуществляемое за рубежом, предусматривает систему каналов прямого (законодательные, административные и перераспределительные меры), косвенного (управление госсобственностью и в том числе госсектором)14 и опосредованного (через воздействие на общество) влияния, обеспечивающую необходимый характер хозяйственного и социального развития, способствующую укреплению внутри- и внешнеэкономического положения страны. Его первоочередныемеры направлены на активизацию внутреннего рынка, опирающегося на национальный капитал и отечественного товаропроизводителя15 .

Названные составляющие (капитал, производство, внутренний рынок) в совокупности указывают на существующую в стране деловую активность и эффективность экономики. Кроме того, состояние рынка любой страны в значительной мере определяется состоянием её производственно-хозяйственной среды, поскольку в основе рыночной экономики лежит товарное производство, а стратегическим фактором развития внутреннего рынка служит рост производственного капитала16. Поэтому любые действия по сокращению производственного капитала, разрушая рынок, приводят к негативным последствиям. Известно также, что наиболее важные для развития промышленной индустрии сферы обеспечения, обслуживания и инфраструктуры (дороги, системы энергоснабжения и коммуникаций, прочие объекты), которые образуют капиталоёмкие отрасли с медленной окупаемостью, создаёт «нелиберализованный» сектор экономики.

Для формирования и развития таких отраслей стандартные либеральные рецепты явно недостаточны, им требуется государственное регулирование. Частный капитал не придёт в эти сферы даже в минимально необходимых для их сохранения объемах, потому что высокая капиталоёмкость и длительная окупаемость инвестиций делают там высокими хозяйственные и политические риски. Пренебрежение данным фактом в России создаёт угрозу физического разрушения базовых систем жизнеобеспечения национальной экономики по причине её хронического недоинвестирования. Неизбежность регулирования со стороны государства определяется также широким разветвлением хозяйственных связей и всеобщей зависимостью жизнеспособности экономической системы от использования всей совокупной массы имеющихся частных достижений.

Функция государства в данном случае состоит в создании условий для интеграции разрозненного индивидуального в единое экономическое пространство и обеспечении общей хозяйственной сбалансированности через согласование государственных, групповых и индивидуальных интересов, адаптацию субъектов рынка к новым нестабильным условиям. Сила государственных институтов определяется их способностью проводить в жизнь свои законы и предписания, которые устанавливают общий организационный порядок. Эта сила зависит в первую очередь от динамики государственных доходов/расходов: в тех странах, где госрасходы в процентах к ВВП резко сократились (Россия и большинство других стран СНГ, государства Юго-Восточной Европы), там и теневая экономика, и социальное неравенство, и преступность возросли сильнее, и динамика ВВП хуже.

Напротив, в Центральной Европе, Беларуси, Эстонии, Узбекистане и Вьетнаме, где государственные доходы и расходы возросли или сократились меньше, чем в других странах с переходной экономикой, институциональный потенциал удалось сохранить, что благотворно сказалось на динамике ВВП и социальной сфере17. Поэтому даже в либеральной американской экономической модели основным рычагом воздействия властных структур на хозяйственные процессы являются государственные финансы. Там объём государственной деятельности, опосредуемый размером бюджета, достиг таких масштабов, которые непосильны никакому частному бизнесу. От государственной политики во многом зависит устойчивость национальной валюты и всей финансовой системы США18.

Характерным примером здесь может служить следующий факт. Десятилетний подъём экономики США с марта 1991 г. по март 2001 г завершился восьмимесячным спадом, который начал «выпрямляться» в 2002 году. В этот период сохраняли темп роста только расходы государства и особенно затраты на оборону, которые в 2002 г выросли на 11, 9%19. Борьба с мировым терроризмом после трагических событий 11 сентября 2001 г сказалась на экономике двояко. С одной стороны, усилилась неопределённость поведения как индивидов, так и компаний, что снизило деловую активность, а с другой - резко выросли государственные расходы, ставшие дополнительным толчком к возобновлению экономического роста. Государственный рынок чётко проявил свою особую значимость как стабилизатор и даже «мотиватор» активизации экономической деятельности20.

Закономерно, что главным фактором рационального распределения ресурсов в экономике ведущих капиталистических стран мира в течение многих лет является государственный бюджет21. В силу важности бюджетных рычагов для обеспечения экономического роста в большинстве развитых стран расходы превышают доходы, что фактически рассматривается как предоставление кредита экономике22. Следовательно, не рынок и либерализация экономики позволяют им более равномерно формировать «очаги» роста и спроса. Установленные приоритеты экономической политики финансируются через бюджетные каналы, а уже затем ресурсы мультиплицируются и поступают в остальные секторы экономики, продуцируя по «цепочке» спрос и стимулируя рост в смежных и иных отраслях23.

Бьютро развивающиеся государства используют бюджетные механизмы с акцентом на увеличение государственных расходов как рычаги стимулирования экономического роста24. Именно на основе такого подхода американская экономика вышла из Великой депрессии25. Существенно укрепила свои позиции в мире и японская экономика, также активно опирающаяся на механизмы бюджетного финансирования. Схожие подходы реализовывались в Европе после второй мировой войны. Период восстановления был разделен на несколько этапов эволюции экономической политики. Каждый из них примерно соответствует особому периоду в развитии западной послевоенной экономики: восстановления, экстенсивно-интенсивного роста, глубокой структурной перестройке:

дирижистский (1945-1953 гг.), связанный с восстановлением разрушенного хозяйства (регулирование спроса и предложения через контроль за заработной платой и ценами, а также карточное распределение потребительских товаров и принудительное распределение дефицитных производственных ресурсов);

кейнсианский (с начала 1950-х годов), характеризуемый восстановлением материальной базы производства и укреплением частнокапиталистических форм хозяйствования (экстенсивно-интенсивный рост при сравнительно необременительном селективном вмешательстве со стороны государства и содействии развитию конкуренции);

неоконсервативный (1970-е годы), суть которого заключалась в глубокой структурной перестройке, когда в зависимости от конкретных обстоятельств использовался соответствующий инструментарий (законодательно-административные, экономические прямые и косвенные, явные и скрытые средства, в т.ч. и изменения форм собственности), регулирующий количественные и качественные характеристики производительных сил, процессы накопления, научно-технического прогресса, создания и рыночного поведения компаний26;

неодирижистский вариант экономической политики - возник одновременно с неоконсервативным направлением - его возникновение было связано с твердым убеждением в том, что «чистый» рынок невозможно восстановить никакими искусственными мерами, что хозяйственная система капитализма органически складывается из тесного взаимодействия механизма несовершенной (монополистической) конкуренции с активным и целенаправленным государственным вмешательством в процесс воспроизводства капитала.

Роль государственного регулирования на всех указанных этапах была исключительно высока. Приблизительно с конца 1960-х годов в экономической литературе появляется термин «промышленная политика»27, непосредственно связанный с государственным регулированием развития обрабатывающих отраслей (обеспечение модернизации и динамичного развития обрабатывающей промышленности, направление в неё необходимых экономических ресурсов), то есть индустриализацией общества.

Для достижения этой цели потребовались значительные структурные сдвиги, масштабное развитие экономической инфраструктуры, базисных и экспортных отраслей, регулирование рынка труда и т.д.

Реализация целенаправленного комплекса указанных мероприятий предполагала жесткое нормирование роста денежной массы, а также экономию на непроизводительных государственных расходах и проводилась в первую очередь через использование государственного предпринимательства, создание смешанных обществ, привлечение зарубежного опыта и технологии, иногда и иностранного капитала. При этом бюджетное стимулирование реального накопления дополнялось строгим контролем над условиями функционирования частного капитала. Отдельные меры принимались в рамках конъюнктурной или внешней экономической политики для смягчения кризисных ситуаций в старых отраслях и стимулирования ускоренного развития новых - перспективных.

Становлению и развитию перспективных производств служили выборочные налоговые льготы, бюджетные целевые программы и субсидирование, государственные закупки, различные виды поощрения использования научно-технических достижений в производстве готовой продукции (в целях ускорения научно-технического прогресса увеличиваются объемы налоговых скидок на вложения в НИОКР и необходимое для этого оборудование), содействие их экспорту, внешнеэкономическая защита национальных производителей, подготовка необходимых специалистов и т.д. Там же, где государству принадлежала значительная часть промышленности и финансовой системы, как, например, во Франции, необходимые ресурсы в новые отрасли перераспределялись непосредственно (наиболее быструю отдачу, как свидетельствует опыт, даёт не косвенное, а прямое государственное финансирование и закупки новой техники)28.

Возрастание регулирующей роли государства нашло свое отражение не только в производственно-экономической деятельности западноевропейских стран (объективный фактор трудового процесса - средства производства), но и в социальной сфере общественного развития (субъективный фактор процесса труда - рабочая сила). В этот период целенаправленная социальная политика29 служила неотъемлемым рычагом государственного механизма управления. Перераспределительная деятельность государства в данном случае выполняла как экономическую, так и сугубо социальную функцию, включая ассигнования на социальное обеспечение, здравоохранение, образование, профессиональное обучение, занятость, жилье, что служило дополнительным средством пополнения семейного дохода граждан, обеспечением нормальных условий воспроизводства рабочей силы.

При этом значительно возросла стоимость рабочей силы, именуемой впоследствии «человеческим капиталом». В эту стоимость вошли затраты на развитие, социальные гарантии, а также на создание иллюзии новых отношений собственности (при сохранении прежней системы долгосрочных интересов реальных собственников средств производства и финансового капитала), заключающихся в поддержании «социального партнерства», способного стимулировать «хозяйское отношение» работников к производству. Исходя из вышеизложенного, можно выделить два важнейших критерия (связанные с корректировкой и преодолением ряда негативных воздействий на общественные отношения частной собственности) современной цивилизованной рыночной экономики, которые присущи далеко не всем странам с рыночной системой хозяйствования, а преимущественно высокоразвитым в экономическом отношении государствам:

Во-первых, это высокая эффективность общественного производства, при котором новейшие тенденции обуславливаются высоким уровнем развития производительных сил данного общества, требующего постоянного повышения профессиональной квалификации работников и вовлечения их в сферу управления производством; объективной необходимостью ресурсосбережения, а также более эффективного использования природных ресурсов и улучшения экологической обстановки окружающей среды.

Кол-во просмотров: 12235
На правах рекламы